Тезисы лекции Юрия Пивоварова

Название моего выступления ‘“Куда идёт (или куда движется) Россия”- это парафраз названия известной книги немецкого философа Карла Ясперса, написанной в 60-е годы. 


О методе экстраполяции
Сразу могу сказать: точно не знаю, куда движется Россия. Я вообще не верю так называемым футурологам, которые якобы знают, что будет в России через 20-30 лет. Когда в 1913 году Россия была на подъёме, кто мог подумать, что произойдёт в 1917 году? Я хорошо помню своё состояние летом 1984 год: у нас тогда генсеком был Черненко, он ненадолго сменил Андропова. В журнале Дер Шпигель было интервью тогдашнего министра иностранных дел Геншера, который только что вернулся с переговоров. Его спрашивают: “Как вам Черненко?” Он отвечает: “Я знал, что советские вожди плохо говорят, но что они плохо читают…” И рассказывал, как Громыко выхватывал у Черненко какой-то текст и зачитывал его, потому что Черненко плохо читал. А уже в 1985 мы увидели молодого, подтянутого, веселого Михаила Сергеевича, и жизнь пошла веселее.
Мы совершенно не знаем, что нас ждёт впереди. Метод экстраполяции - смотреть на тенденции вчерашнего и сегодняшнего дня и перекидывать их в прошлое - он не действует. Скажем в 30-е годы, замечательный русский правовед и социолог Николай Сергеевич Тимашев, находясь в эмиграции, получил английский грант, чтобы написать работу “Какой была бы Россия, если бы не было революции?”. Методом экстраполяции он показал, что в 1940 году мы бы стали второй державой в мире, со вторым уровнем жизни после американского. Потому что такие были тенденции.
Менделеев был не только великий химик, но и демограф, и государственный деятель. Он предсказал, что в 2000 году только великороссов (без малороссов и белорусов) будет 400 миллионов. Тогда было 120-140 миллионов. Менделеев считал, как учёный. Метод экстраполяции не сработал.
Человеческая история имеет дело с существами, наделенными свободой воли. Каждый день появляется тысяча факторов, способных завтра всё изменить. Мы проводим замечательную реформу, она решает наболевшие проблемы и тут же порождает новые подобно взрыву. Так устроен мир.

О важных датах
Первая - столетие революции. И не в том смысле, чтобы вспоминать штурм Зимнего, а в том, чтобы понять -- что это было. Я говорю себе: мы -- следствие революции. Мы -- не продолжение царской России, той демократической, либеральной, которая вначале ХХ столетия становилась на ноги. Мы действительно результат революции. Хомо советикус. Особый тип человека.
Тут плакать не надо потому, что президент Франции Жак Ширак -- правый, консерватор, католик -- говорил, что французское государство родилось не во времена Жанны д Арк, т.е. бог знает когда, а в ходе французской революции в конце ХVIII века. Даже правые и католики это признают. Современная Франция -- не культура Франции, не история Франции, а современное государство, институты политические, гражданские -- это порождение великой французской буржуазной революции. Так и мы, безусловно, есть порождение советского режима.
Кстати, юридически это закреплено. Советская Россия не признала правопреемство с Российской Империей, большевики не хотели платить долги. А Российская Федерация признала правопреемство СССР. Долги платились и, может быть, сейчас платятся - не знаю, не слежу. Понятно, что делалось это не только по политическим причинам, чтобы сохранить место в Совете Безопасности, сохранить право собственности за границей.
Вторая -- 18 сентября 2016 года. Выборы в Государственную Думу, парламент. Явка в Москве и Питере, в городах, которые всё определяют, немногим больше 30%. На выборы в Учредительное собрание в ноябре 1917 года, когда шла война, а 63% населения сельской страны были неграмотными, пришло 44%. Сейчас мы поголовно грамотны, у нас урбанистическая страна, по уровню урбанизации Россия превосходит США на 2%. У нас в городах живёт больше населения, чем в деревнях. Кто не пришёл? Не пришёл демократический электорат. Мы знаем, что в среднем 86% поддерживает то, что сейчас происходит. 14% считают, что нужна демократическая альтернатива. Эти 14% не пришли.  
Я сегодня прочёл правильные слова политолога Бориса Игоревича Макаренко: он реагирует на то, что в “Яблоке” началась реформа, и Явлинский хочет расширить свой электорат. Макаренко говорит: “Ему надо не расширять электорат, надо бороться за тот, что уже есть. Надо, чтобы он пришёл голосовать”.
18 сентября 2016 года зрения произошла катастрофа для либеральной демократической России. Потому, что был потерян последний шанс быть хоть как-то представленным. Если бы в Думу прошли несколько человек, неважно от “Парнаса” или от “Яблока”, умеющих артикулировать, политический ландшафт был совершенно другой.
Креативный класс, как с презрением о нас говорят некоторые люди, потерял инстинкт и умение самоорганизовываться. Так и не создано за 25 лет ни одной большой демократической партии, нет профсоюзов и других организаций.
Профсоюзы играют громадную роль в современном западном мире. В США, Англии, Франции, Бельгии правительство и буржуазия трепещут перед профсоюзами. У нас нет профсоюзов, т.е. формально они есть, но они не действуют. Наёмный работник не защищён от произвола администрации, исполнительной власти. 


О нашем пути
Россия сегодня, как и тысячу, и сто лет назад развивается своим путём, нормативным. Есть такой известный историк Ричард Пайпс, изучающий Россию. в В начале 80-х годов он был спичрайтером у Рейгана по русским политическим проблемам. Он сказал, что Россия -- страна неправильного развития. И был абсолютно неправ.
Каждая страна идёт своим путём, хотя есть и общие вещи. Наше развитие не девиантное, не отклоняющееся, мы движемся в рамках коридора возможностей.

 
О холодах и просторах
Нас определяют природно-климатические условия. Это первая попытка в истории человечества построить цивилизацию и культуру в северных широтах. Древние славяне сюда пришли в VII-VIII веках, на великую русскую равнину. Германцы вытеснили их из Европы, оттуда, где сейчас Берлин, Лейпциг. Их вытеснили туда, где никогда не было земледельческой культуры, а была страшная суровая зима и бедность. Германские племена, которые оккупировали Западную Европу, пришли в развитые земледельческие районы античного Рима. Здесь же наши предки первыми стали заниматься земледелием (от земледелия начинается всякая высокая культура). Оно было очень затратным, но мало, что приносило. Небольшой прибавочный продукт контролировался очень сильной исполнительной властью. Рыночные отношения исключались. Эти природно-климатические условия определяли жизнь наших предков до середины ХХ века, когда произошла в России урбанизация и основная часть населения пошла в город.
Россия - огромная страна. Выдающийся русский философ Николай Бердяев сказал: “Русскую историю съела русская география”. Он имел в виду, что просторы не дают развернуться.
Александр III, при котором началось железнодорожное строительство, сказал Витте: “Когда будет построена железная дорога от Варшавы (тогда это была русская империя) до Владивостока, только мы с тобой сможем съездить по рыночной цене”. И всё равно надо дотировать. Здесь не может быть себестоимость оплачена пассажирами. Это проблема с которой никогда не сталкивались Германия, Франция, Бельгия.

 
О частной собственности
У нас нет института частной собственности. Он формально есть, но он не является господствующим, устоявшимся в нашей социальной истории. В Европе маленькая территория и много населения. И надо чётко разобраться, что кому принадлежит. У нас обратная ситуация. Огромная территория и мало населения. Поэтому темы частной собственности не было. Земли много, иди куда хочешь, до Сибири, Дальнего Востока, Тихого океана. Что и делали. Тема частной собственности так и не возникла в русской истории. Не только современный русский капитализм -- государственно-монополистический, олигархический. В более приемлемых культурных формах он строился  Витте и Столыпиным. Так же, как и государственный монополистический капитализм, который Ленин любил и говорил, что это преддверие социализма. 


О демографии
Последнее тысячелетие Россия строилась на географическом расширении. С конца XV-начала XVI века Россия стала расширяться. В год по одной Голландии. Расширялась, расширялась и стала огромной. Институты власти строились на процессе этой мирной экспансии, а также на втором факторе  - росте населения.
Сейчас всё изменилось. Сейчас мы в демографической яме. Мы занимаем 228 место из 235 по темпам вымирания. Т.е. только семь стран сокращаются быстрее нас и при каких-то позитивных показателях. Минус 700000 каждый год.
Территория резко сократилась. Что потеряла Россия в 1991 году? Самые окультуренные европейские республики с лучшим климатом, с подготовленным образованным народом -- три прибалтийские, Украину, Белоруссию.
В условиях, когда падает демография, не происходит революция. Как говорил Высоцкий, “настоящих буйных мало”. И население стареет. Революции происходят там, где большое количество молодёжи.
В Российской империи был демографический даже не бум, а взрыв. С 1850 по 1914 население России выросло на 100 миллионов. И что произошло? Народ потянулся в город, но город не мог всех переварить. А что в деревне? В деревне закончились посевные земли. Больше их не было. В деревне впервые возник сельский пролетариат, беднота,  люди без земли. Они спивались, ненавидели тех, кто твёрдо стоял на ногах. Этот демографический бум смёл царскую Россию и ту демократическую, что рождалась у нас. Миллионы и миллионы не знающих, куда деть себя, людей. Они прошли Первую Мировую войну, научились убивать, у них было оружие. Кстати, то же самое было в Германии. У них тоже был демографический бум, люди пошли в город. Немецкие города более развиты. Они абсорбировали выходцев из деревни. Наша революция была социальной. Большевики натравили бедных на богатых. Германская революция была националистически-расистской. Немцы, нацисты, натравили немцев на евреев.
Я читал дневники Геббельса. Знаете, какой мерзавец был? Он был интеллектуал, большой поклонник Достоевского, считал, что он олицетворение Ставрогина, до 1920 какого-то года был поклонником Ленина и большевизма. Он пишет: “Я хотел поступить в аспирантуру, приняли еврея. Я ухаживал за девушкой. Она вышла замуж за еврея. Я хромал за автобусом, показывал, что мне тяжело. Водитель был еврей, уехал”.
200 лет назад Наполеон уложил два поколения французских мужчин на полях Европы от Испании до России. 200 лет Франция находилась в демографическом минусе, и только сейчас начинает выползать.
В этом смысле проблемы демографии имеют две результирующие ветви. Вряд ли у нас будет мощная революция. Население старое и его мало, хотя бог его знает. Футурология вещь опасная. 


О статистике
ВВП на душу населения 74 место в мире. Перед нами Барбадос, Пуэрто Рикко, Сейшельские острова. 186 место в мире по инфляции. Разница между 10% богатых и бедными - 17 раз. По образованию 117 место в мире, после Туркмении, Панамы и Сьера Лионе. На зарплату, пенсии, пособия живёт 66,3% населения. Бизнесмены, люди свободных профессий, отходники (все виды временных работников) -- 15%. Лишённые свободы, судимые, бомжи 13,4%. Больше, чем у нас, в Европе нигде не сидят. При советской власти это 5%. За последние годы каждый восьмой мужчина прошёл через лагерь, тюрьму или предварительное заключение. Знаком с криминальной субкультурой каждый четвёртый мужчина. Пишет газета Ведомости.
Что произошло за это столетие кроме того, о чём мы говорим?
Страна стала урбанистической. Впервые в истории большая часть населения живёт, не подчиняясь природному ритму. Крестьянин встаёт рано утром, пашет, зимой нет. А теперь он живёт в социальном времени. Не важно, какого качества город, кем он работает (или не работает). В 1917 году 63% неграмотных. В Новгородской республике в 9-10 веке все были грамотные, а в России постновгородской такая неграмотность. 


О самодержавном президентстве
Конфигурация власти не изменилась. Россия -- страна властецентрична. Т.е. власть -- это предельный судья. Власть одного самого верхнего. Так было при царях, так было при генсеках, так и сейчас. Это зафиксировано во всех русских конституциях. Первая русская конституция была принята в ходе революции 1905-1907 годов, 23 апреля 1906 года, к открытию Государственной думы. Та конституция была реализацией планов Сперанского, великого преобразователя начала XIX века. Она выглядела так: верхняя палата парламента называется Госсовет, нижняя -- Государственная дума, судебный сенат (типа конституционного суда) и правительство, которое подчиняется монарху. А монарх не вписан в систему разделения властей. Сперанский взял западную либеральную демократическую традицию разделения властей на законодательную, судебную, исполнительную, но не вписал туда фигуру императора. В 1906 году это было зафиксировано. Царь Николай II не был вписан в систему разделения властей.
Когда произошла революция и готовились к Учредительному собранию, юристы Временного правительства написали конституцию: Россия -- республика, президент избирается на 7 лет, верхняя палата -- Совет федерации, нижняя палата –- Государственная дума. Здесь правительство, подчиненное президенту и не ответственное перед парламентом, и конституционный суд.
Потом коммунистическая власть это порушила, и в 1993 была принята конституция, по которой мы сейчас живём. Президент, который не вписан в систему разделения властей, и правительство, которое ему подчиняется. Вместо Государственного совета Совет федераций. Система самодержавного президенства, которой нигде больше в мире нет.
С моей точки зрения, пока эта система не будет преодолена, мы не будем развиваться политически и экономически нормально. Всё приходит к ручному управления одного. Неважно, как он называется: царь или президент, более крутой Путин, менее крутой Медведев, болезненный Ельцин. Важно, что система работает таким образом. 


О властесобственности
У нас нет собственности. У нас есть властесобственность. В одно слово. Это значит, что нет независимой от власти собственности. Они не разделены. Прогресс Запада, который начался ещё с древнего Рима, основан на разделении публичного и частного права. Публичное регулирует отношения политические, международные, государственные и т.д., а частное -- хозяйственные, наследственные, семейные. Туда государство не имеет права вмешиваться. Собственность это одно, а власть это другое.
Например, в Америке миллионер не имел шансов стать президентом. Первый президент-миллионер -- Джон Кеннеди. Это очень богатая семья, их долго не пускали во власть. Гэри Трумэн вышел из Белого дома с деревянным чемоданом, сел на автобус и поехал в свой городок. Президент великой страны получал зарплату президента, больше у него ничего не было. В России этого не произошло.
Иван Грозный контролировал все торговые отношения купцов. Купцы по сути были государственными чиновниками. Эти понятия разделялись недолго, во второй половине XIX - начале ХХ века. Советская власть тему собственности не поднимала, поскольку всё общенародное, и скоро коммунизм. Конфликт 2003 года между тогдашним президентом и главой Юкоса есть персонифицированный конфликт двух составляющих -- власти и собственности. И власть объяснила: кто есть субстанция, кто есть функция, кто есть главный хозяин в доме, кто не хозяин в доме.
Страны, цивилизации, культуры с господствующим типом властесобственности, как правило, больших экономических успехов не достигают. 


О партиях и профсоюзах
У нас по-прежнему не создана партийная система. В начале ХХ века партии и профсоюзы появились, потом были ликвидированы. Уже больше четверти века у нас нет партий. Это говорит о том, что у нас нет публичной политики. Публичная политика возможна только через партии, а не через персоны, какими бы талантливыми они не были. И то, что общество не может создать партии, это не менее болезненно, чем неспособность к созданию профсоюзов. 


О передаче власти и опасных записях в конституции
Важна для политологии и тема трансляция власти -- как власть от одного лица переходит другому лицу. В монархических системах наиболее устойчивый вариант, когда власть переходит от отца старшему сыну. Если она успешно проходит столетиями, это страны с устойчивым политическим развитием, и Россия следовала принципу прима генитура, т.е. от отца к старшему сыну.
Пётр I принёс вреда больше чем пользы. Павел Милюков, великий политик и историк, написал диссертацию об экономических реформах Петра и показал, что Пётр разорил Россию. В момент его прихода к власти в 1683 году Россия была экономически сильнее, чем к моменту его смерти. А флот, который Петр создал (это была его цель; он Россию на дыбы поставил, чтобы создать флот), сгнил через два года после его смерти. Потому, что в те времена России не нужен был такой военно-морской флот. Петр отказался от прима генитуры и сказал, что каждый император назначает себе наследника.
В 18 столетии Россию политически трясёт, как в страшном сне -- сплошные дворцовые перевороты. Так и большевики трансляцию власти не продумали. Смерть каждого генсека -- маленькая гражданская война за наследие. После Ленина, после Сталина. Хрущёва просто выкинули. После Брежнева и Горбачёва. Не было ни одного устойчивого перехода, не было закона. Теперь закон есть: в Конституции РФ было написано “раз в 4 года”, потом “раз в 6 лет избираем президента равным тайным голосованием”.
В 1996 году выборы были. С подтасовками и использованием административного ресурса, но выборы были, и страну лихорадило. Когда Борис Николаевич уходил, он сказал “я оставляю преемника”. Если в конституции записана одна норма, а на деле происходит по-другому, это может привести к серьезным последствиям. Царь Николай II отрёкся 100 лет назад с нарушением закона о престолонаследии. Он не имел права отказываться за своего сына и передавать власть брату. Не имел права делать это без Государственной думы и Государственного совета. Он нарушил все ради любви к сыну, потому что был оскорблён заговорщиками, потому что страна его предала. И Михаил нарушил -- он не имел права на престол при живом наследнике. И понеслось: юридическая ткань была уничтожена. Керенский сказал, что Россия теперь республика. Тысячу лет была монархия, а один человек проснулся в ночь с 31 августа на первое сентября и сказал, что она теперь республика. Большевики вообще отказались от права.
В конституции не должно быть противоречивых или опасных записей. В конституции 1906 года было записано, что власть принадлежит царю от бога. Но, с другой стороны, власть принадлежит и думе по выборам. Два типа легитимности: сакральная от бога и выборы. По конституции -- две правящие силы, и все было нормально, пока отношения между ними были нормальными. Война обострила отношения, силы схлестнулись, и это противоречие было записано в конституции. Дума стала очагом свержения царизма, революции.
Другой пример: большевики выиграли гражданскую войну и должны были принять новую конституцию. Ленин говорил, что новая страна должна быть Союзом Советских Социалистических Республик с правом республики на выход. Сталин, который был тираном из тиранов, рекордсменом ХХ столетия по тиранизму, предлагал автономии республик, но без права выхода. Прошел ленинский вариант. Большевики думали, что весь мир скоро будет коммунистическим, все вступят в советский союз. Куда уходить республикам, на Луну? Это будет записано, но никогда не случится. И вы знаете, что произошло в декабре 1991 года. Взорвалась бомба замедленного действия. 


О частной собственности и воскрешении Ильича
Трансляция имущества, которое превращается в собственность. Большевики отменили частную собственность, отменили всякую собственность. Государства нет, семьи нет, денег нет, бога нет. К 1935-36 году они планировали, что не будет ни одного священника, слово «бог» будет уничтожено. Поскольку большевики считали, что  СССР станет, как тогда говорили, “земшарной” республикой советов, они даже не очертили границы. Ни в одной советской конституции не было сказано, где же границы. Они хотели переделать весь мир. Это было не просто социальная революция, они хотели переделать природу человека. Ленина положили в мавзолей чтобы он полежал лет 20, а потом мы его восстановим. Крупская приходила, говорила: “Володя, через 20 лет я буду старухой, а ты по-прежнему молодым”. Крутые материалисты хотели перевернуть мир. Они проводили закрытые опыты по скрещиванию обезьян с человеком в сухумском питомнике. В здании французского посольства на Большой Якиманке был закрытый институт крови. Во главе стоял Богданов, бывший друг Ленина. Они хотели изменить биохимический состав крови. Для Ленина -- чтобы ему влить после оживления. Чтобы он жил 200 лет.
Большевики не поняли, что юридизированная собственность -- обязательный атрибут цивилизации. Такой же, как государство, семья, деньги, религия (неважно, можно быть и атеистом). Эти культурные институты, которые человечество выработало в ходе многовековой эволюции, от которых отказываться не надо. 


О передельном инстинкте
Россия до революции (и даже до середины 50-х годов) была земледельческой страной. Люди жили в общинах, которые не просто занимались выживанием и сельским хозяйством, они регулировали, у кого сколько земли. Если 5 человек в семье, 5 частей земли, если 7 человек, 7 частей земли. Чтобы были равные стартовые возможности. Каждый год кто-то рождался, кто-то умирал, и каждый год землю делили заново. Если бы русский крестьянин, как во Франции, столетиями владел клочком земли, он любил бы его, он бы жил с него. Если он получил его на год, то и относился к нему безлюбовно. В 1893 году ввели систему передела раз в 12 лет: следующий раз - 1905 год, потом - 1917 год, потом в 1929 коллективизация. Передельный  характер вошёл в нашу плоть и кровь.
В 1909 году блестящая группа русских философов (Булгаков, Бердяев, Франк, Струве и др.) издала “Вехи”, сборник статей, где Петр Струве, выдающийся социальный философ первой половины ХХ столетия, писал: “На Западе главный инстинкт творческий, а у нас передельный”.
Крестьяне пришли в город и принесли передельный инстинкт сюда. Чем у нас занимались в советские времена различные директора, чиновники? Борьбой за бюджет, переделом бюджета. Передельно-коррупционный воздух, мы им дышим. Система, в которой мы находимся, не может работать иначе. Даже идеальные правоохранительные органы ничего бы ни сделали. Только в ходе длительной эволюции может быть изжита привычка, которая столетиями вырабатывалась.
Почему революция произошла не в 1916, а 1917 году? 11 миллионов мужиков взяли винтовки, пулемёты и пошли. Они понимали, что если не будут участвовать в переделе, им достанется худшая земля. Почему коллективизация началась в 1929 году? Сталин натравил бедных на богатых во время передела. Он был  умный человек, знал русскую историю. Проблемы передела глубже, чем система плановой экономики.
Капитализм России в конце XIX начале ХХ века был плановым. Большевики много унаследовали из того, что делалось во времена Витте, Столыпина, Коковцова, следующего премьер-министра. Только те делали это с умом, а эти безжалостно, грубо и кроваво. 


Об элитах
В политической науке середины ХХ столетия (не в той политологии, что у нас по телевизору, а в классической political science) считается, что политика -- это поле конкуренции, соперничества и согласия элит. Народ политики считают аполитичной глиной. Из нас лепят всё, что угодно. Мы можем высказаться раз в 4 года, остальное делают элиты. Поэтому от организации элит, от того, как они создаются, зависит политический процесс.
В истории России есть 3 основных этапа: Московское царство, Петербургская империя и Советский Союз. То, что было до этого, не было Россией в прямом смысле слова. Настоящий создатель России -- Иван III в 1503 году, дед Ивана Грозного. Мы существуем, как Российская Федерация, как наследники этой страны. При всех 3 системах существовала законом прописанная организация элит.
При Московском царстве это называлось местничество: все боярские роды были расписаны по лестнице, назначение происходило по степени знатности, а не по степени ума или храбрости. Послом ехал не лучший дипломат, а тот, что выше стоял. Рать возглавлял не лучший полководец. Два столетия Россия жила в этой системе организации элит. Что ограничивало царей -- они не могли всё делать по своему усмотрению, а смотрели на иерархию. За несколько лет до прихода к власти Петра от этой системы отказались, и Московская Русь рухнула.
Пётр привёл совершенно другую элиту. Пётр сделал табель о рангах. Ты должен был дойти от 14 до 1 ранга, повышаться. В России нельзя сделать карьеру, если ты не служишь. В начале ХХ века эта система начала разваливаться, потому что родились буржуазия, интеллигенция и рабочий класс, которые не вписывались в картину. Система развалилась к 1917 году, поскольку элита не была организована.
Большевики пришли к власти, самый коварный и политически проницательный из них, Сталин, в 1920 году создал новую систему организации элит -- номенклатуру. Никто не может быть назначен на пост, если он не является членом номенклатуры. Есть номенклатура районного масштаба. Тебя могут назначить директором местной фабрики или стадиона. Есть городская, областная и наконец всесоюзная, где ЦК решал, кто поедет послом, кто станет министром. Если ты не в номенклатуре, ты не существуешь.
В 1990 году на последнем 28 съезде КПСС 28 Михаил Сергеевич Горбачёв с подачи своих либеральных советников отменил систему номенклатуры. В 1991 году СССР не стало. Мне не нравится ни местничество, ни табель о рангах, ни, тем более, номенклатура. Но как историк я должен констатировать, что все последние столетия жизни моей страны элиты были организованы. В последней четверти столетия этого нет. Старых форм организации быть не может, но какие-то элементы формирования элиты должны быть.
Элиты формируются по разному. Например, британские элиты закрыты. 10 тысяч человек, истеблишмент, правят с XIII века. Кто такой Черчилль? Это герцог Мальборо. Попасть в истеблишмент сложно, Маргарет Тэтчер попала туда случайно -- она из простой семьи. Латиноамериканские элиты довольно открыты, туда можно проникнуть и снизу.
Важно знать социальные лифты. Во Франции это делается через образование. В Советском Союзе были партийные школы, которые несистемных, не способных к управлению людей не пускали во власть. 


Об одиночестве
Советский Союз при плохом качестве продукции был 20% мирового ВВП, а с соцсистемой вместе -- 30%. Сегодня Российская федерация -- 1,5% мирового ВВП, США 26%, Китай примерно 25%. В общем Запад 40%, у нас 1,5%.
У нас нет ни одного внешнеполитического союзника. Курс Примакова на полный отказ от западной ориентации внешней политики и объединения с Индией и Пекином полностью провалился. Инициативы типа БРИКС и ШОС абсолютно не действуют. Даже Белоруссия и Казахстан не поддержали крымскую операцию и ситуацию на востоке Украины. Мы вступаем в мир абсолютно одни.
Сейчас любят цитировать слова Александра III, сказанные на приёме в честь черногорского короля: “У России только два союзника, армия и флот.” Александр лукавил: у России были союзники, и при нём создавалась Антанта, союз с Францией, с Англией. В советские времена у нас были сателиты - соцстраны. Сейчас у нас ничего нет, мы находимся в полной изоляции. У нас самый талантливый министр иностранных дел за последние десятилетия, и качество нашей дипломатии высоко. Но не всё решает дипломатия. 


О китайских картах и принципах
Всю историю России в ней боролись две внешнеполитические стратегии: опора на Восток против Запада или опора на Запад против Востока. Это началось со времён Александра Невского, который говорил, что надо опираться на Восток против Запада. Потом возникли другие идеи, когда мы опирались на Запад, улаживая свои дела. Сейчас трудно сказать, какая внешнеполитическая ориентация выбрана, На Восток опоры нет. В торговле с Китаем мы занимаем 16-18 место, по объёму меньше, чем Вьетнам. Для Китая мы не являемся существенным партнёром, мы не передаём им военные технологии. Тем более, что в конституции Китая записано: “Китай не вступает ни в какие союзы”. Он -- целая цивилизация и в союзы не вступает.
Я видел в Пекине, Шанхае карты, на которых Китай до Урала. Прекрасная страна, великая цивилизация, но мы должны помнить об этих картах. В Германии таких карт нет. Или в Польше, с которой мы постоянно ссоримся. 


О типе “советский человек”
Леонид Ильич Брежнев однажды сказал, что советский человек -- это новая историческая общность. Я тогда был молодой и думал: “Дурак Брежнев”, а сейчас понимаю, что дурак -- я. Большевикам удалось вывести новую породу человека. Что определяет здесь человека?
Это внерелигиозный человек. У нас сейчас вроде бы подъём православия. Церкви строят, куда ни поедешь. Вроде бы все верующие. По церковной социологии только 2% причащаются. Меньше, чем в потерявшей традиционные ценности Франции или Голландии.
В Европе мы занимаем 1 место по абортам, разводам, самоубийствам. Мы, хранители традиционных ценностей. По самоубийствам вопрос сложный. По ним 1 место занимают северные народы, Вологодская губерния, Архангельская. Психологи это объясняют природой, климатом, а не только социальными аспектами.
Россия преимущественно христианская страна. Христианство -- религия спасения. Задача -- спастись для вечной жизни, попасть в рай, а не в ад. Христианство построено на идее первородного греха. Если плохое происходит с человеком или его страной, виноватого он ищет в себе. Большевики, будучи абсолютными безбожниками, сказали, что это не так. Нет первородного греха, человек рождается прекрасным, всё зависит от социальной ситуации, общество воспитывает человека. В результате создалась ситуация, когда легко было говорить: “Виноваты троцкисты, сионисты, 5 колонна, либералы. Я не виноват. Как говорил Жан Поль Сартр, “Ад это другие”. Они виноваты, что у нас плохо, это они воруют, взрывают мосты, плохо строят дома, это они сидят в Киеве и хотят нас съесть. Но не мы. Это принципиальная черта современного советского человека. Часто искренне верующего.
Что ещё? Абсолютное упрощение. Плеханов, основатель марксизма, называл Ленина гением упрощенчества. Маркс писал: “Идёт классовая борьба, капиталисты и рабочие”. Но для Маркса это были научные категории. А Ленин представлял себе так: вот толстые буржуи и голодные рабочие. Сейчас голодные рабочие поотрывают головы толстым буржуям. Упрощение ситуации, сведение сложности социальной ткани к 2 Х 2 = 4. Понимание власти как насилия.
В Европе, на Западе, в христианских странах власть - это и насилие, и конвенция граждан и государства. Мы тебя выбираем, но ты делаешь то и то, государство применяет насилие в рамках закона. У нас -- только насилие и больше ничего. Я начальник -- ты дурак, ты начальник -- я дурак. Как говорил один император, “в России только тот что-то значит, с которым я говорю, и пока я с ним говорю”. А не говорю, и все - больше он ничего не значит. Мы взяли у Золотой орды огромнейшую, необъятную власть одного человека. Это было при царях, потом постепенно смягчалась. Это было при большевиках, но власть насилия -- не власть первого лица, царя или президента. На всех уровнях власть понимается как насилие. Если угодно, это характер советского человека.
У Варлама Шаламова в Колымских рассказах есть эпизод. Зэки освободились, один другому говорит: “Начальник у нас добрый”. “А почему добрый?” “Мог убить, но не убил”. Вот что по-русски значит добрый начальник.
Для советского человека характерен утопический тип сознания. Например: Никита Сергеевич Хрущёв в 1961 году сказал на 22 съезде КПСС: “Через 20 лет мы будем жить при коммунизме”. Люди верят. Григорий Алексеевич Явлинский говорит: “Через 500 дней мы войдём в светлое будущее капитализма”.
Утопическое понимание, что можно перепрыгивать всё. С одной стороны, советский человек с превосходством смотрит на многих. Мы вот беднее, но духовнее, у нас такая история. С другой стороны, этот человек страшно запуганый. Он не знает, как себя вести. Особенно это видно по глазам советского человека за границей. Он мечется, даже зная язык. С одной стороны высокомерие: мы -- хранители традиционных ценностей, самой передовой идеологии, Запад гниёт и т.д. Вместе с тем боязнь Запада, Европы, чувство собственной некачественности. 


На чем построен Запад? На святости и privacy. Нельзя, вход закрыт. Это не только твой дом, твой автомобиль, но и интимные темы. На русский язык это слово не переводится, нет аналогов. Как не было аналогов для русского слова “погром”. Так все и говорят “погром”.


Лекция «Куда движется Россия?»
Рассказывает профессор МГУ, МГИМО и Шанинки, лауреат «Роккановской премии» Юрий Сергеевич Пивоваров
Юрий Пивоваров
Историк, доктор политических наук, академик РАН

Возврат к списку